Прикольные стихи про седину седые волосы

Мысль внезапно пришла мне, зануде,
И возникший вопрос был таков:
Почему очень мерзкие люди
Благородно седеют с висков?

Седина не сбавляет аллюра,
Подбираясь ко мне исподволь.
Почему же моя шевелюра –
Словно в перец насыпали соль?

Хоть седой бороды не имею,
Но бесёнок шалит под ребром,
Порождая шальные идеи
Под чернёным моим серебром.

Ай, да ладно, не надо прелюдий,
Беспредметен вопрос, бестолков.
Но досадно, что мерзкие люди
Благородно седеют с висков!

ПРО ОЛЕНИХУ И МАТ

ПОЗДРАВЛЕНИЕ ЖЕНЩИНЕ
НА СОЛИДНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Любования лысиной вместо,
Просто в зеркало глянь сверху вниз
На заветное «лысое место»,
Где волосья – ваще атавизм!

Благородство оно у виска,
Если пальцем вокруг побуравить.
А ещё, быть точнее, тоска
В подходящей старинной оправе…
: -)

Говорят, нынче в моде седые волосы,
И «седеет» безумно молодость.
И девчонка лет двадцати
Может гордо седою пройти.

Но какому кощунству в угоду,
И кому это ставить в вину.
Как нельзя вводить горе в моду,
Так нельзя вводить седину.

Память, стой, замри! Это надо.
То из жизни моей — не из книжки.
Из блокадного Ленинграда
Привезли седого мальчишку.

Я смотрела на чуб с перламутром
И в глаза его очень взрослые.
Среди нас он был самым мудрым,
Поседевший от горя подросток.

А ещё я помню солдата.
Он был контужен взрывом гранаты.
И оглох. И навек онемел.
Вот тогда, говорят, поседел.

О, седая и мудрая старость.
О, седины неравных боёв.
Сколько людям седин досталось
От неотданных городов.

А от тех, что пришлось отдать —
Поседевших не сосчитать.
Говорят, нынче в моде седИны.
Нет, не мода была тогда:

В городах седые дымины,
И седая в селе лебеда.
И седые бабы-вдовицы,
И глаза, седые от слёз,

И от пепла седые лица
Над холмом поседевших берёз.
Пусть сейчас не война. Не война.
Но от горя растёт седина.

. Эх ты, модница, злая молодость.
Над улыбкой седая прядь.
Это даже похоже на подлость.
За полтинник седою стать.

. Я не против дерзости в моде,
Я за то, чтобы модною слыть.
Но седины, как славу, как орден
Надо, выстрадав, заслужить! .

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Серебро и седина

Седина – вторая молодость,
В народе повелось
Любимым поседевшим улыбаться.
Серебро к твоим сединам
Зеркалом пришлось,
Мудрецы сединами гордятся.
Оттого ль, что в мыслях
Свет блестящих крыл,
Оттого ль, что в песнях –
Юности добро,
Оттого ль что образ
Милой не забыт,
Награждает жизнь нас
Этим серебром.

Серебро и седина
Будто бы два оба –
Жизнь до старости одна,
Молодость – до гроба.

Первой молодостью жить –
На земле великой
С песней вольною дружить,
Бурю тешить криком.

Стихи — Про седину

Я от седины не плачу,
а, наоборот, смеюсь,
полагаюсь на удачу —
вот такой простой я гусь.

Если выпью на ночь кофе,
то с безсонницей своей
запою без катастрофы
так же, как и соловей.

О любви, весне и море,
на которым был лишь раз,
у меня полно историй
потому что я — Алваст.

Буду в песнях так стараться,
словно жизней стало две,
и в лирических рассказах
буду счастлив я вдвойне

оттого, что рады люди
кои с юмором дружны,
и никто ведь не осудит
кроме разве сатаны.

Стихи — Не время седин

Стихи — Чудо седин

Стихи — Вновь снега седина

вновь снега седина
по золоту багряному
и Осень как жена.
повесе — Лету пьяному

забывшись в зимнем сне
с бесстрастием Фемиды
любовнице Весне
прощает все обиды

Стихи — Серый дом сединою покрыт

Серый дом сединою покрыт,
Он покрыт словно эта осень.
И подъезд вновь шагами забыт.
На листве появляется проседь.

С желтизной и красным отливом
Листья хвастают новым окрасом,
Трелей птиц не слышны переливы.
И не видно теперь летних красок.

Не страшна она, так как малюют
Эту осень в дождях и ненастьях.
Белой краской теперь нарисуют,
Всё что будет под зимнею властью

Белизну сверху каплями смоет,
Озарится земля новым цветом.
Снег подснежники утром умоет,
Что появятся вместе с.

Стихи — До седин

Слова, как всем известно, не горят,
Но могут вызвать пламя прямо в сердце.
И это лучший способ обогреться,
Ведь я тебе в любое время рад.

Закат, как не банально, так красив,
Что на него невольно отвлекаюсь,
В нём облака застыли, словно парус,
Но ветра нет, и двигаться нет сил.

Сюжет, как не печально, вновь один,
Но согласись, приятен в то же время.
Комфортно нам обоим в этой теме,
Любить друг друга обещая до седин.

Рукою волосы поправлю,
иду, как прежде, молодой,
но девушки, которым нравлюсь,
меня давно зовут «седой».
Да и друзья, что помоложе,
признаться, надоели мне:
иной руки пожать не может,
чтоб не сказать о седине.
Ну что ж, мы были в жарком деле.
Пройдут года — заговорят,
как мы под тридцать лет седели
и не старели в шестьдесят.
Степан Щипачев

Волосы… насквозь седые волосы…
Были русыми иль чёрными, как смоль…
Звались партией серебряного голоса,
А теперь звучат со знаками «бемоль»…
Волосы… остриженные, длинные…
… «ёршиком» иль пышною «копной»…
Разлетаются, как стаи журавлиные,
Не считаясь ни с годами, ни с ценой…
Волосы… пленительно-манящие…
Как течение стремительной реки…
Поредели… с сединой, но – настоящие
Сердцу ближе, чем любые парики…
Волосы… насквозь седые волосы…
Словно иней ранним утром у виска…
Благороднее и глубже стали помыслы,
А в душе, порой – щемящая тоска…
Волосы… насквозь… седые… волосы…
Кухарь Владимир

А женщины меняют цвет волос,
И молодые часто выбирают седину,
Хочешь красивой быть – какой вопрос,
Ты крась если идет под старину.
А седина раскинется по твоим волосам,
Декабрьским снегом в темноту полей,
И лишь кружочками или по полосам,
Места останутся на корешках черней.
А женщины хотят быть на коне,
И в сорок пять в цвете не ищут белизну,
Ведь молодая ты еще вполне,
И краска есть закрасить седину.
А седина раскинется по твоим волосам,
Мартовским снегом, уходя с полей,
И лишь кружочками или по полосам,
Места останутся на корешках белей.
А седина, приходит седина,
Когда к лицу, ну а когда не очень,
Седеешь ты, но не твоя вина,
И так красивой хочется быть очень.
А женщины меняют цвет волос,
И молодые часто выбирают седину,
А с возрастом у красоты другой запрос,
И ни к чему белеть под старину.
Богданов Павел

Седина вплелась в поток волос,
Словно отголосок прошлых лет.
Черно-белых отблески полос,
На незаданный вопрос ответ.
Капля мудрости за каждый волосок
Капает на жизни личный счет,
Что подарит мудрости глоток,
Дорогое что себе возьмет?
Черный цвет исчезнет насовсем,
Белизна откроет новый взгляд,
Уведя от жизненных проблем
В райский, долгожданный сад.
Константинова Наталия

Седина, прошу, не торопись,
Не окрашивай родимую рыжинку,
За дверями старости держись,
Не устраивай по юности поминки;
Не настал еще твой звездный час,
Молодость души непобедима,
Не за те ты локоны взялась,
И не станешь сердцу побратимом.
Приходи, когда в руке стакан,
Что глотком последним отзовется,
Поднесу любимой на диван,
А за шторками — погаснет солнце…
Немов Венедикт

Голосовые поздравления с праздником

Copyright 2010-2021 г. Поздравления в стихах и прозе на сайте Поздравик
Копировать материалы можно только с активной ссылкой на этот сайт
Политика конфиденциальности | Служба поддержки |

Стихи на тему «Седина»

Замечаю всё чаще с утра

Замечаю всё чаще с утра:
У висков серебрятся волосы.
Настаёт осознанья пора –
Всё спокойней и глубже помыслы.
В детстве думала, что седина,
То удел благородной старости,
Если ж раньше она видна,
То лишь признак земной усталости.
А теперь и ко мне подошла,
Разрешенья войти не спрашивая,
Серебринки с собой принесла,
И приходить их закрашивать…
Но по-прежнему чувствую я
И азарт, и восторг неистовый,
И стихи, как и прежде, парят,
Смело спорят с дельными мыслями.
Вижу и у тебя, мой родной,
Серебра в волосах прибавилось,
Только знаю, что ты со мной
Соблюдаешь простое правило:
Если в сердце пока весна,
И поёт душа полным голосом,
Наша молодость всем видна!
И пускай серебрятся волосы!

  • 7
  • 3
  • Сборники
  • Поделиться

    Баллада о седых

    Говорят, нынче в моде седые волосы,
    И «седеет» безумно молодость.
    И девчонка лет двадцати
    Может гордо седою пройти.
    Но какому кощунству в угоду,
    И кому это ставить в вину.
    Как нельзя вводить горе в моду,
    Так нельзя вводить седину.

    Память, стой, замри! Это надо.
    То из жизни моей — не из книжки…
    Из блокадного Ленинграда
    Привезли седого мальчишку.
    Я смотрела на чуб с перламутром
    И в глаза его очень взрослые.
    Среди нас он был самым мудрым,
    Поседевший от горя подросток.

    А ещё я помню солдата.
    Он был контужен взрывом гранаты.
    И оглох… И навек онемел…
    Вот тогда, говорят, поседел.
    О, седая и мудрая старость.
    О, седины неравных боёв.
    Сколько людям седин досталось
    От неотданных городов.
    А от тех, что пришлось отдать —
    Поседевших не сосчитать.

    Говорят, нынче в моде седИны…
    Нет, не мода была тогда:
    В городах седые дымины,
    И седая в селе лебеда.
    И седые бабы-вдовицы,
    И глаза, седые от слёз,
    И от пепла седые лица
    Над холмом поседевших берёз.

    Пусть сейчас не война… Не война…
    Но от горя растёт седина.
    …Эх ты, модница, злая молодость.
    Над улыбкой седая прядь…
    Это даже похоже на подлость…
    За полтинник седою стать.
    …Я не против дерзости в моде,
    Я за то, чтобы модною слыть.
    Но седины, как славу, как орден
    Надо, выстрадав, заслужить.

    Ты не бойся моей седины.
    Это так украшают нас годы.
    Это пепел незримой войны,
    Это плата за жажду свободы.
    Каждый волос седой — это шрам
    От предательства, горя и боли.
    Укорять неразумно годам:
    Дали нам они разум и волю.
    Принесли пониманья покой
    И желанья — ясней и смелее.
    Я не верил, что буду такой.
    Думал я, пацаны не седеют.

    БАЛЛАДА О СЕДЫХ

    Говорят, нынче в моде седые волосы,
    И «седеет» безумно молодость.
    И девчонка лет двадцати
    Может гордо седою пройти.
    Но какому кощунству в угоду,
    И кому это ставить в вину.
    Как нельзя вводить горе в моду,
    Так нельзя вводить седину.

    Память, стой, замри! Это надо.
    То из жизни моей — не из книжки…
    Из блокадного Ленинграда
    … показать весь текст …

    СЕДИНА УКРАШАЕТ МУЖЧИНУ?

    Сегодня Всемирный день мужчин! С праздником вас, дорогие наши мальчики.

    .
    Седина украшает мужчину?
    Да полно-те!
    Что вы.
    Средь седых мужиков и уродов полно, и козлов.
    Украшает мужчину характер — отважный, бедовый,
    Благородное, мудрое сердце, а в сердце — любовь.

    Настоящий мужчина поистине великодушен,
    Снисходителен к маленьким женским капризам, грехам.
    Он ни вздорную стерву, ни глупенькую простушку
    Никогда не обидит, не будь он разнузданный хам.

    Не опустится до оскорблений, пустого злословья,
    … показать весь текст …

    Прикольные стихи про седину седые волосыСедина, прошу, не торопись,
    Не окрашивай родимую рыжинку,
    За дверями старости держись,
    Не устраивай по юности поминки;
    Не настал еще твой звездный час,
    Молодость души непобедима,
    Не за те ты локоны взялась,
    И не станешь сердцу побратимом.
    Приходи, когда в руке стакан,
    Что глотком последним отзовется,
    Поднесу любимой на диван,
    А за шторками — погаснет солнце…

    Седина вплелась в поток волос,
    Словно отголосок прошлых лет.
    Черно-белых отблески полос,
    На незаданный вопрос ответ.
    Капля мудрости за каждый волосок
    Капает на жизни личный счет,
    Что подарит мудрости глоток,
    Дорогое что себе возьмет?
    Черный цвет исчезнет насовсем,
    Белизна откроет новый взгляд,
    Уведя от жизненных проблем
    В райский, долгожданный сад.

    Седина украшает мужчину?
    Да полно-те!
    Что вы.
    Средь седых мужиков и уродов полно, и козлов.
    Украшает мужчину характер — отважный, бедовый,
    Благородное, мудрое сердце, а в сердце — любовь.

    Настоящий мужчина поистине великодушен,
    Снисходителен к маленьким женским капризам, грехам.
    Он ни вздорную стерву, ни глупенькую простушку
    Никогда не обидит, не будь он разнузданный хам.

    Не опустится до оскорблений, пустого злословья,
    До интриг и коварства. В разврате не будет тонуть…
    И поэтому самой безумной, великой любовью
    Мы вас любим!
    И вы нас любите,
    но только одну!

    Уже волос коснулась седина
    Прошедших лет задумчивой накидкой,
    А ты, как прежде, вечером одна
    Клубка былин разматываешь нитку…

    Волосы… насквозь седые волосы…
    Были русыми иль чёрными, как смоль…
    Звались партией серебряного голоса,
    А теперь звучат со знаками «бемоль»…

    Волосы… остриженные, длинные…
    … «ёршиком» иль пышною «копной»…
    Разлетаются, как стаи журавлиные,
    Не считаясь ни с годами, ни с ценой…

    Волосы… пленительно-манящие…
    Как течение стремительной реки…
    Поредели… с сединой, но — настоящие
    Сердцу ближе, чем любые парики…

    Волосы… насквозь седые волосы…
    Словно иней ранним утром у виска…
    Благороднее и глубже стали помыслы,
    А в душе, порой — щемящая тоска…

    Волосы… насквозь… седые… волосы…

    Рукою волосы поправлю,
    иду, как прежде, молодой,
    но девушки, которым нравлюсь,
    меня давно зовут «седой».
    Да и друзья, что помоложе,
    признаться, надоели мне:
    иной руки пожать не может,
    чтоб не сказать о седине.
    Ну что ж, мы были в жарком деле.
    Пройдут года — заговорят,
    как мы под тридцать лет седели
    и не старели в шестьдесят.

    Прегорько это… На исходе лета,
    Страдать похмельем, но не от вина, —
    Сидеть и слушать в тишине рассвета,
    Как волос заполняет седина.

    Цвет волос приобрел седину,
    Сердца жар перешел в пепелище,
    Наступил ты на душу мою,
    И осколков любви не отыщешь.

    А женщины меняют цвет волос,
    И молодые часто выбирают седину,
    Хочешь красивой быть — какой вопрос,
    Ты крась если идет под старину.
    А седина раскинется по твоим волосам,
    Декабрьским снегом в темноту полей,
    И лишь кружочками или по полосам,
    Места останутся на корешках черней.
    А женщины хотят быть на коне,
    И в сорок пять в цвете не ищут белизну,
    Ведь молодая ты еще вполне,
    И краска есть закрасить седину.
    А седина раскинется по твоим волосам,
    Мартовским снегом, уходя с полей,
    И лишь кружочками или по полосам,
    Места останутся на корешках белей.
    А седина, приходит седина,
    Когда к лицу, ну а когда не очень,
    Седеешь ты, но не твоя вина,
    И так красивой хочется быть очень.
    А женщины меняют цвет волос,
    И молодые часто выбирают седину,
    А с возрастом у красоты другой запрос,
    И ни к чему белеть под старину.

    Незаметно стал я в жизни дедушкой
    И жена со мною бабушкою стала.
    А когда-то она была милой славной девушкой,
    На всю округу красотой блистала.

    За нею парни бегали толпой…
    Сердца и руки предлагали.
    Но оказался счастливым жребий мой,
    И наши внуки давно повырастали.

    Седина украсила твой волос.
    Наши годы остались за порогом.
    Я счастлив тем что слышу ласковый твой голос
    Моя, жена, дарёная мне Богом!

    Баллада о седых

    Говорят, нынче в моде седые волосы,
    И «седеет» безумно молодость.
    И девчонка лет двадцати
    Может гордо седою пройти.
    Но какому кощунству в угоду,
    И кому это ставить в вину.
    Как нельзя вводить горе в моду,
    Так нельзя вводить седину.

    Память, стой, замри! Это надо.
    То из жизни моей — не из книжки…
    Из блокадного Ленинграда
    Привезли седого мальчишку.
    Я смотрела на чуб с перламутром
    И в глаза его очень взрослые.
    Среди нас он был самым мудрым,
    Поседевший от горя подросток.

    А ещё я помню солдата.
    Он был контужен взрывом гранаты.
    И оглох… И навек онемел…
    Вот тогда, говорят, поседел.
    О, седая и мудрая старость.
    О, седины неравных боёв.
    Сколько людям седин досталось
    От неотданных городов.
    А от тех, что пришлось отдать —
    Поседевших не сосчитать.

    Говорят, нынче в моде седИны…
    Нет, не мода была тогда:
    В городах седые дымины,
    И седая в селе лебеда.
    И седые бабы-вдовицы,
    И глаза, седые от слёз,
    И от пепла седые лица
    Над холмом поседевших берёз.

    Пусть сейчас не война… Не война…
    Но от горя растёт седина.
    …Эх ты, модница, злая молодость.
    Над улыбкой седая прядь…
    Это даже похоже на подлость…
    За полтинник седою стать.
    …Я не против дерзости в моде,
    Я за то, чтобы модною слыть.
    Но седины, как славу, как орден
    Надо, выстрадав, заслужить.

    Баллада о красках
    Музыка: О. Фельцман Слова: Р. Рождественский

    Был он рыжим, как из рыжиков рагу,
    Рыжим, словно апельсины на снегу.
    Мать шутила, мать веселою была:
    «Я от солнышка сыночка родила!»
    А другой был черным-черным у нее,
    Черным, будто обгоревшее смолье.
    Хохотала над расспросами она,
    Говорила: «Слишком ночь была черна!»

    В сорок первом, в сорок памятном году,
    Прокричали репродукторы беду.
    Оба сына, оба двое, соль земли –
    Поклонились маме в пояс. И ушли.
    Довелось в бою почуять молодым
    Рыжий бешеный огонь и черный дым,
    Злую зелень застоявшихся полей,
    Серый цвет прифронтовых госпиталей.

    Оба сына, оба двое, два крыла
    Воевали до победы. Мать ждала.
    Не гневила, не кляла она судьбу.
    Похоронка обошла ее избу.
    Повезло ей, привалило счастье вдруг.
    Повезло одной на три села вокруг.
    Повезло ей. Повезло ей! Повезло!
    Оба сына воротилися в село.

    Оба сына, оба двое, плоть и стать.
    Золотистых орденов не сосчитать.
    Сыновья сидят рядком – к плечу плечо.
    Руки целы, ноги целы – что еще!
    Пьют зеленое вино, как повелось.
    У обоих изменился цвет волос –
    Стали волосы смертельной белизны…
    Видно, много белой краски у войны.

    Зыкина Людмила — «Снег седины»

    Снег на ромашке, снег на рябине,
    Снег на черёмухе, снег на калине,
    Снег на висках ветеранов войны,
    Снег пережитого, снег седины.
    Снег седины.
    Снег на висках ветеранов войны,
    Снег пережитого, снег седины. снег седины.

    Не позабыты печальные списки,
    Как часовые, стоят обелиски,
    Около настежь открытых дверей
    Лица скорбящих седых матерей.
    Лица седых матерей.
    Около настежь открытых дверей
    Лица скорбящих седых матерей.
    Лица матерей.

    Над камышами, над ковылями
    Вдовья печаль говорит с журавлями,
    Просит: — Возьмите меня в дальний путь,
    Чтоб на могилы погибших взглянуть!
    Чтоб на могилы взглянуть!
    Просит: — Возьмите меня в дальний путь,
    Чтоб на могилы погибших взглянуть!
    Чтоб на могилы взглянуть!

    Лето проходит, краснеют рябины,
    Но никогда не уходят седины,
    Незабываемо горе войны,
    Снег пережитого, снег седины!
    Снег седины!
    Незабываемо горе войны,
    Снег пережитого, снег седины!
    Снег седины!

    Как я могла забыть! Советую. Даже настаиваю! Прочти!
    (хотя ссылкой, но запрещено!)
    Град Кирсанов – Публикации – Е.С. Уривская. Жили заботами главными.
    ———————————————————————————

    ПРО СТИХИ, ЗВЕЗДЫ И. СЕДИНУ
    У нее синие-синие глаза и белые-белые волосы. Белые волосы от седины пережитого. Синева глаз — от детски чистого восприятия мира. Чистого — хотя жизнь совсем не баловала Евдокию Ивановну Лаптеву.

    . Солнце еще спит где-то за высокими кедрами, что стоят на берегу Иртыша. А мать уже будит маленькую Дусю:
    — Вставай, дочка. На пашню едем. А ты корову в стадо выгони, свинью да кур накорми, печь затопи, завтрак свари, да за Ванюшкой гляди, в избе убери:

    Мать еще что-то наказывает, но слова ее тонут в сладкой дремоте, разорвать которую кажется невозможно. Но замычала во дворе корова, заплакал в люльке братишка, и началась дневная Дусина круговерть, во время которой и часок не выберешь сбегать на Иртыш. Теперь уж до самой зимы не удастся наиграться вволю: то сев, то покос, то страда. А там лен трепать, рожь молотить, холсты ткать. Да разве перечесть все дела крестьянской семьи, которая и одета, и обута, и сыта своим трудом. Кабы еще так: и одета, и обута, и сыта. А то уже вскоре после Рождества начинала мать подсыпать в квашню мякину. А отец — добрейшей души человек — хмурился, глядя, как спорят ребятишки из-за овчинного кожушка или валяных сапожек.

    Деревня их звалась Утьма, таежная, глухая, темная, сплошь неграмотная. Ах, как хотелось Дусе учиться! А мать не пускала. Девчоночье ли дело за книжками сидеть. Кто ж будет чулки да кружева вязать, полотенца ткать, рубашки шить. Не успеешь оглянуться, придет время приданое готовить. Спасибо лелинька (так ласково в Сибири зовут крестную мать) — душа чистая и возвышенная — уговорила, упросила родителей. И вот отец везет Дусю в санях в дальнее село, где есть четырехклассное училище. С отдыхом через каждые 25 — 50 километров добирались туда трое суток. Зато с какой гордостью и прямо-таки благоговением смотрела на крестницу лелинька, когда та, приехав на каникулы, прочитала ей гоголевский «Чуден Днепр. «. Прослезившись, обняла она Дусю, сказала как самое заветное: «Вырастешь большая — напиши вот так же про наш Иртыш».

    Эта просьба — завещание лелиньки (никак по-другому не звала Евдокия Ивановна свою крестную мать) запомнилась на всю жизнь. Да только складывалась она, эта жизнь, все время так, что не оставалось в ней места для стихов, хоть и звучали, копились они в сердце, порою рвались наружу. Работа в две смены (выучилась-таки, уже при Советской власти, спасибо ей, — на учительницу), семья, дети, большие и малые житейские в заботы: муж учился очно в институте, жили на одну ее зарплату. Однако когда муж кончил учебу и получил право выбора места назначения, просила об одном: за заработком не гонись, выбирай место, где есть река, лес. Так они оказались в Кирсанове. И только-только начали вставать на ноги (купили домишко, расплатились с долгами), как грянула Великая Отечественная война. Осталась Евдокия Ивановна солдаткой с тремя малыми ребятишками, пухла с ними с голоду, хлебнула такого, что иная разучилась бы и улыбаться. А она, идя с ребятами на огород (давали его далеко, там, где теперь сахарный завод), слагала на ходу не то поэму, не то сказку о красоте русской природы, учила любоваться березкой и сосенкой, а вечерами, запрокинув лицо в небо, рассказывала долго о звездах.

    Теперь ей семьдесят второй. Дети — Виктор, Ольга и Аза, получили высшее образование, работают в научно-исследовательских институтах. Муж, Федор Андреевич, бывший преподаватель совхоза-техникума, давно на пенсии. А она все такая же — житейски наивная и поэтически чистая, необыкновенно светло влюбленная в звездное небо, природу, стихи. Только волосы у нее давно уж не черные, а белые-белые.

    . Мы идем с Евдокией Ивановной по небольшому летнему саду (шагов сто в длину и десять-пятнадцать в ширину). Маленькая, подвижная и светлая, будто дождева

    Летят листы календаря
    … листочек за листом.
    И лишь ему благодаря
    Увидим, что потом.
    Мы все с надеждою живём
    В мелькании недель.
    … За скоротечным январём
    Уже идёт … апрель…
    За ним уже … июнь летит…,
    И осень с сентябрём…
    И вот уже зима белИт
    Морозным декабрём.
    За часом час, за годом год,
    Уж дети подросли…
    Среди сует, среди забот
    Седины пролегли…

    Летят листы календаря
    … им счета уже нет.
    Но лишь когда в душе заря
    Нам всё же двадцать лет.

    Вас напугали, нарушив покой,
    Кризисом среднего возраста?
    Вроде положено … возраст такой …
    А жизнь до сих пор напориста.

    И неизвестность на новом витке
    У вас интерес вызывает.
    В странах далёких, дворовом катке…
    Таким разве кризис бывает?

    Тянет куда-то за синюю даль,
    Как раньше… в морозы без шапки …
    Радуют звонких сосулек хрусталь
    И летних букетов охапки…

    Хочется чувствовать, видеть, понять …
    Всё самое … настоящее.
    Пусть пробивается белая прядь …
    И в этом есть что-то манящее.

    Словно, как в детстве, скатившись с перил,
    Дух захватило от радости.
    А вам говорят — он уже наступил.
    Наговорят же гадости! ;)))

    Старость — это не седина на висках, а желание от неё избавиться.

    Года не красят, здесь спору нет!
    Хотя — да! Волос! В белёсый цвет!

    Для искушенных грешников, седина не помеха.

    Седина на висках — это повод поднять свой бокал.
    За красиво ушедшие дни, а быть может и годы.
    Без тебя не дышу! Я хочу, чтобы это ты знал!
    Не звучит моя музыка, если не пишешь ты ноты.

    Коль в душе восемнадцать, в ней бушует весна, за белокурость сойдет и твоя седина.

    Да… я не тот кем был когда-то,
    И в моих мыслях седина
    Но в памяти мгновенья спрятав…
    Мечтой живет — моя душа.

    Ты не бойся моей седины.
    Это так украшают нас годы.
    Это пепел незримой войны,
    Это плата за жажду свободы.
    Каждый волос седой — это шрам
    От предательства, горя и боли.
    Укорять неразумно годам:
    Дали нам они разум и волю.
    Принесли пониманья покой
    И желанья — ясней и смелее.
    Я не верил, что буду такой.
    Думал я, пацаны не седеют.

    Присмотревшись ближе, я поняла, почему Ангелы-хранители
    светловолосые и с белыми крыльями… это — седина…
    &

    Никакие проблемы, любовные драмы
    Не сравнятся по масштабам своим с тем,
    Когда видишь первый седой волос мамы,
    Понимая, что ее может не стать совсем.

    Довольно часто сейчас встречается глупость, прячущаяся за сединами, и мудрость, открывающаяся в детском взгляде.

    Седина не признак ума. Среди седых хватает тупых.

    Седина, прошу, не торопись,
    Не окрашивай родимую рыжинку,
    За дверями старости держись,
    Не устраивай по юности поминки;
    Не настал еще твой звездный час,
    Молодость души непобедима,
    Не за те ты локоны взялась,
    И не станешь сердцу побратимом.
    Приходи, когда в руке стакан,
    Что глотком последним отзовется,
    Поднесу любимой на диван,
    А за шторками — погаснет солнце…

    У моего сердца
    много имен:
    одно из них —
    Осень,
    второе —
    Ты,
    а третье
    это постаревший Волчонок,
    который не накусался в детстве,
    и который верит,
    что это не седина в его шерсти,
    а иней
    от очередных заморозков.

    Ссылка на основную публикацию